Пляжный волейбол (beachvolleyfan) wrote,
Пляжный волейбол
beachvolleyfan

Интервью с Михаилом Кушнерёвым часть 2 от Дмитрия Карпова

- Я отлично помню, что ты сильно заморачивался с разминкой. У меня почему-то ассоциация, что у тебя всё это так четко, долго, плавно…
- На самом деле, да. Я очень сожалею, что меня познакомили с тренером, который меня тренировал по легкой атлетике. Меня научили бегать после 30 лет. Я понял, как тренируются легкоатлеты, мне понравилось, что они бегают целый день. Они занимаются, разминаются, выполняют такой объем работы. Я понимаю, что из этого состоит жизнь, и на это уходит огромный период времени: на разминку, на заминку и на растяжку. Если ты, как я, положил свою жизнь ради спорта. Я сделал полностью ставку на спорт в своей жизни, и я понимаю, что этим живу. Целый день у тебя минимум две тренировки, максимум три (вместе с зарядкой). И это каждый день!

- И не отменить этого.
- Да. И ты это выбираешь добровольно. Если поговорить с людьми, которые не в спорте, сложно объяснить, как можно жить такой жизнью, а еще сложнее объяснить, зачем такой жизнью жить, если сам себя обрекаешь на какие-то муки, исключаешь курение, алкоголь, но при этом появляются другие бонусы.

- Когда в лагеря ездишь, то людям кажется, что вот этот волейбол, вы такие кайфушники, вы живете в этом волейболе...
- Так и есть.
- Ты вывозишь его в лагерь на 10 дней, и когда он понимает, что перед каждой тренировкой тебе нужно размяться, подтянуться, поспать… у тебя есть какой-то режим, а тело тебе говорит: - давай поспим, не будем на тренировку идти. Люди начинают понимать, насколько это даже в формате 10-ти дней сложно. Что это не только кайф — по песочку походить, а иногда надо в +40 идти потренироваться.
- Когда я сейчас стал больше тренировать, я понял, что у любителей, которые приходят тренироваться, отсутствует культура спорта. А это влечет за собой травмы, растяжения, неприятные ситуации… человек выключается из процесса на достаточно долгий период времени. Можно придумывать разные варианты разминок, но есть необходимые процедуры — бег, растяжка… я заставляю людей, минимум 5-6 кругов они должны побегать, потом растянуться, потом еще чем-то позаниматься. Чем выше цели, тем выше культура спорта.

Перейдем дальше. Тренер Михаил Кушнерев, такой вопрос: с каким животным, или несколькими животными, у тебя есть ассоциируется деятельность тренера?
- Как себя или…?
- Можешь как себя, или можешь в целом, как хотел бы, или как должно быть. Может, сейчас не получается что-то до конца сделать, но хочется, чтобы все тренеры были именно такими.
- Начинал я в советское время, и системы были совершенно разные. Советская система спорта была построена на полнейшем неуважении к людям…
- К персоне.
- Да. Людей использовали, их нагибали, над ними издевались… и выживал сильнейший. Он становился чемпионом не только Союза, но и всего мира.
- Был отбор.
- Да. Когда потом пошли заграничные турниры, я понял, что система европейского спорта, и вообще мирового, построена на других ценностях. Спортсменов там уважают, у них есть группы, есть целые команды, которые работают на них, для них. В эту же группу входят тренеры. Поэтому тренеры работают на полном уважении, они так же проходят отбор, они чего-то знают. Мы начинали, у нас не было тренеров. Мы сами были себе тренеры, администраторы, спонсоры и туроператоры. Поэтому ассоциации, скорей всего, в самой системе, в подходе к тренерству.
- Культура тренерства.
- Также мы возвращаемся к тому, что человек должен уважать учеников. Очень был сложный переход, потому что, если ты вырос в одной системе, где тебя унижали и заставляли чем-то заниматься… и уже научиться тренировать с достоинством и с отношением к своим ученикам — было достаточно сложно. Сейчас я понимаю, что мы живем в Европе, где уважение превыше всего. Ты не можешь себе позволить лишнего слова по отношению к ученику, ни унизить его, ни заставить что-то делать, потому что сразу пойдет жалоба чуть ли не в европейский суд Гааги. Поэтому ассоциация с животными… тренеры, конечно, уже не страшные звери, хищники, которые едят пузатого. Они всё те же хищники, но уже более интеллигентные.

- Моя история связана с Михаилом Кушнеревым, может быть, он не помнит этого. Был этап ЧР в Санкт-Петербурге. Не помню, с кем ты играл, но точно присутствовал. Наша пара играла за выход в 5/6. Какая-то «заруба» такая была, и мы проиграли 2:1. Игра закончилась, но была достаточно эмоциональная. Ты встал с трибуны и сказал вслед: «этот парень вам еще покажет!» — на меня. Как бы что он еще поиграет в России, это не последний его сезон. Честно скажу, для меня та фраза, сказанная тобой мельком, может, ты даже вообще о ней не помнишь, она вселила в меня столько уверенности для того, чтобы я не сдавался и продолжал фигачить… К чему я это всё веду — наставник и роль наставника. Потому что в тот момент этот один маленький нюансик — та фраза, которая была сказана тобою вскользь, она поменяла значительно мою жизнь. Такие наставники периодически появляются в моей жизни. Что ты скажешь про наставников? Потому что я считаю, что это важная вещь. И были ли у тебя наставники?
- Во-первых, хочу сказать тебе большое спасибо за теплые слова в мой адрес. Я рад, что мог содействовать успеху в чьей-то карьере. Потому что это очень большой объем работы, который требует постоянной подпитки хорошими результатами или поддержкой. Можно даже привести в пример человека, который в тебя верит — твоя женщина или подруга, партнер, родители… в общем, близкие люди, которые должны тебя поддерживать и ты можешь на них опереться. В идеале будет, если тебя поддерживает твой партнер или наставник. Моим наставником был Серей Молчанов, которому я очень благодарен. У него сейчас собственная школа пляжного волейбола в Москве. Представьте, насколько широкой души человек… Я увел у него напарника Бориса, с которым они сыграли на Чемпионате Европы, заняли призовое место, и после этого я увел у него партнера. И на следующий сезон он согласился нас тренировать. Я знаю, насколько тяжело потерять партнера, или когда кто-то его забирает. Насколько этот человек предан волейболу, что видя меня — перспективного и молодого спортсмена, он может мне что-то передать. Как знания передаются, в этом и изучается наставник. Прежде всего, он должен знать саму суть предмета, что передавать, а остальное уже техники передачи, как ты говорил, они могут быть психологические, технические или тактические… этому тоже нужно, конечно же, учиться.
Вера наставника тоже очень важна. Если в тебя верит наставник, то это еще лучше. У нас был случай. Мы играли в Марселе мировую серию. Какой-то человек русскоязычный пришел болеть. И он нам оказал такую поддержку, что мы выиграли 5 игр подряд. Человек был воином иностранного легиона (французского), просто русскоговорящий. Он говорил: «ребята, вы лучшие, вы крутые!». Человек повторял это каждые полчаса, вселяя в нас такую огромную поддержку и веру, что мы просто не могли не выиграть. Все были побеждены только благодаря одному человеку. Причем он был человеком совершенно незнакомым и к волейболу никакого отношения не имел. Очень важно получить от любого человека веру в тебя. Поэтому такие маленькие, короткие слова намного важнее.
- Творят чудеса.
- Да. Это реальные истории из жизни.

- Бизнес в спорте — хобби? Возможно ли это совмещать с другой деятельностью? И что это для тебя? Бизнес ли это вообще или что это?
- Не могу сказать, что это бизнес. Просто есть такой большой накопленный опыт, которым я не могу не делиться. Мне совершенно не важно, кому его передавать. То есть не важно, будет это игрок из сборной страны или простой любитель. Если я вижу, что человек заинтересован, и жадно впитывает мои минимальные знания, мне приятно этим делиться. Поэтому бизнесом это назвать невозможно. Когда мы начинали, мы за это платили деньги старшему поколению, и нас обыгрывали на деньги. Поэтому здесь бизнес — передача денежных знаков за полезность сжатой информации. Задача тренера – найти индивидуальный подход к каждому человеку, чтобы он изменил свою ситуацию в лучшую сторону.
Но в то же время — вроде как бизнес. Мне нравится пляжное волейбольное движение по всему миру, оно развивается. Мне нравится, что академии пляжного волейбола постоянно расширяются и выезжают заграницу. Мы планируем сделать на Кипре 5-6 кортов, и можно запускать национальную серию волейбола, даже кипрского, который даже еще не раскручен как бизнес. Поэтому я связываю свое ближайшее будущее с этим направлением, и думаю, что мы сможем достаточно хорошо кооперироваться.

- Правильно я понимаю из нашего разговора, что рассматривается такой вариант, что Михаил Кушнерев будет с удовольствием ждать учеников из Санкт-Петербурга, и тренировать их? Немножко расскажи, чтобы было понятно, что такой вариант у нас вообще есть.
- Кипр рассматривается как всесезонный вид для проведения отдыха. Там мягкая зима позволяет тренироваться. Дождливый сезон — январь-февраль, полтора месяца, может, месяц. Возможно, мы откроем такое новое направление, как мини-группы по 3-4-5-6 человек, которые приезжают в то время, когда им удобно. Не нужно будет зависеть от больших групп. Мне даже больше нравится формат такого общения. В этом общении люди получают больше знаний и навыков для себя.

- Персонально?
- Да. Мне больше нравится индивидуальный подход к человеку. Всё зависит, конечно, от уровня его подготовки, сколько он может выдержать тренировок в день. Я считаю, если это любитель, ему достаточно от одночасовой до трехчасовой тренировки в день. После этого он может отдыхать, купаться, загорать или просто поиграть с кем-то другим. Такой формат меня больше всего устраивает, так как он комфортен именно для меня. Потому что я вижу, что есть реальные плоды, и людям это реально нравится.

- Круто. Я думаю, что у нас это точно получится. И мне самому хочется поехать.
Три блиц-вопроса: 1. Что не простит Михаил Кушнерев?
- Наверно, предательство. Удар в спину. Я такой человек, что у меня всегда есть какой-то шанс, но есть такие вещи, которые просто неприемлемы. Не прощу преданного доверия. Я привык доверять людям, и хотел бы, чтобы это было взаимно.
- 2. Что вдохновляет Михаила Кушнерева?
- Вдохновляет моя жизнь. Вдохновляет, что в моем возрасте ко мне подходят люди совершенно незнакомые и говорят: «мне нравится ваша спортивная карьера, нравится, как вы живете». Люди совершенно меня не знающие, которые меня видят со стороны. Я понимаю, что правильно прожил период своей жизни. У меня есть достаточное уважение, как в спорте, так и в бизнесе. Поэтому мне нравится моя жизнь. Вообще я благодарен спорту. Я считаю, что спорт меня сделал как человека и как мужчину.
- 3. Есть мечта-цель? Может, глобальная, может, своя какая-то?
- После того, как в свое время было очень сложно попасть на Олимпиаду, очень сложно найти такую большую цель. У людей возникают вопросы: «А что потом? А что дальше?». Это вообще так для любого человека в жизни. А спортсменам еще сложнее, они не привыкли сами себя обеспечивать. Тем более сейчас. Очень сложно перестроиться. Поэтому сейчас мне нравится, что я могу передавать свои знания. У меня есть четкие планы и четкие цели. Есть люди, которые заинтересованы в моих сервисах. Мечта и цель — сделать комфортными кипрские площадки для принятия людей из разных стран.

- Круто! Спасибо тебе большое! Наконец-то приехали. Жди нас на Кипре.
Tags: игроки, интервью
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments